Пресс центр

08/05/2018

Влияние импортозамещения на российский ИТ-рынок.

Источник: TAdviser «Импортозамещение информационных технологий в России»


TAdviser определил основные достижения процесса ИТ-импортозамещения в России.

1. Перемена мышления и подготовка «почвы»

Корпоративные заказчики наконец-то стали менять свое отношение к отечественным разработкам. Российские представители ИТ-отрасли говорят, что благодаря импортозамещению в некотором роде произошла перемена мышления у заказчиков и разработчиков. Крупные компании уже готовы внедрять зрелые российские решения в больших масштабах, в том числе, и замещая зарубежные системы. Разработчики же увидели востребованность своих продуктов и интенсивно вкладываются в их развитие.

Как раз о такой перемене мышления рассказывает Алексей Выскребенцев, эксперт по развитию продуктов компании «Форсайт». По его мнению, период наиболее сильного сопротивления уже позади, многие поняли, что в принципе переход на отечественное ПО возможен и этот процесс реален. «Разработчики увидели, что есть новые ниши, новые возможности, что стране требуются именно отечественные разработки, и стали фокусироваться на создании собственных оригинальных продуктов. За время, которое прошло с момента объявления старта политики импортозамещения, многие российские разработчики ПО сделали шаг вперед, появилось большое количество новых программных продуктов, востребованных рынком. Перестраиваются и интеграторы, включают в линейку предлагаемых заказчикам решений российские продукты. Уже сейчас существует более 30 систем бизнес-аналитики (разной степени зрелости), развиваемых именно отечественными специалистами», — говорит представитель «Форсайта».

Сергей Браерский, руководитель отдела информационной логистики «Страхового общества «Помощь», также замечает, что российские вендоры начали активнее развивать свои продукты, появилось много новых решений: «Все больше российских продуктов может конкурировать с зарубежными, а по некоторым критериям даже выигрывает у них. Мы убедились в этом на своем опыте, когда меняли зарубежную систему электронного документооборота».

О качественном изменении восприятия отечественных разработок и потенциала российских ИТ-компаний говорит Иван Исаков, исполнительный директор «Неолант-сервис». Он вспоминает, что еще три года назад трудно было представить возможность замены отечественными САПР/BIM/PLM-технологиями западных решений. Подобные альтернативы даже не рассматривались. Сейчас же российское ПО для информационного сопровождения процессов проектирования, строительства и эксплуатации сложных промышленных и инфраструктурных объектов воспринимаются вполне конкурентоспособными и пользуется успехом у технологических лидеров страны — «Газпрома», «Росатома» и других. «Конечно, еще сильны стереотипы о невозможности преимущества российских разработок, но с каждым годом растет уверенность в правильности процесса ИТ-импортозамещения и у российских компаний-заказчиков, желающих решить проблему зависимости от западных поставщиков, и у отечественных разработчиков, стремящихся показать свои возможности не только внутри страны, но и за ее пределами», — отмечает Иван Исаков.

О том, что еще недавно корпоративные ИТ-службы относились к российскому софту с определенной осторожностью, напоминает Дмитрий Ведев, директор по маркетингу ГК «АйТи». По его словам, на старте импортозамещения в 2015-2016 гг. никто не хотел брать на себя дополнительные риски, да и производителям надо было «подтягивать» свои разработки к жестким требованиям крупного бизнеса. В эти годы заказчики присматривались к тому, что есть у отечественных производителей, были готовы на определенные эксперименты с отечественными системами в специальных тестовых зонах — «песочницах». К тому же тогда еще не все осознали риски, которые в случае санкций могут возникнуть для всего бизнеса из-за ИТ. «По итогам 2017 г. и озвученным планам на 2018 г. мы видим, что настроение поменялось. Сегодня крупные компании готовы внедрять зрелые российские разработки в больших масштабах, в том числе, и замещая зарубежные системы» — говорит директор по маркетингу ГК «АйТи».

Три года, прошедшие с момента объявления политики импортозамещения, показали, что это действительно политика, а не просто риторика. Сергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу «ДоксВижн», считает главным результатом то, что импортозамещение стало по-настоящему национальным проектом, которым всерьез занялась вся ИТ-отрасль. «Сегодня нет такого ИТ-директора, которого это не заботит, нет ни одного вендора, ни нашего, ни зарубежного, который не старается предложить российскому рынку импортозамещающий продукт или услугу» — поясняет он.

Василий Бабинцев, директор по маркетингу Directum, считает, что возник устойчивый интерес к отечественным разработкам, которые до этого не всегда могли конкурировать с западными гигантами на уровне маркетинговых бюджетов, а значит были не так известны заказчикам. «Раньше многим российским ИТ-компаниям было сложно попасть даже в шорт-листы тендеров крупных предприятий. Сегодня корпорации реально ищут замену западным решениям, при этом не желают снижать планку требований. Поэтому на волне импортозамещения наиболее хорошо себя чувствуют те классы отечественных продуктов, где уже есть мощные конкурентоспособные аналоги, в том числе и СЭД. Таким системам стало проще доносить свои преимущества в качестве отечественных разработок» — рассказывает он.

По мнению Алексея Сабанова, заместителя генерального директора «Аладдин Р.Д.», главное достижение заключается в том, что после громких слов и лозунгов вокруг импортозамещения пришло осознание реальной необходимости снижения зависимости от западных поставщиков. «Суть достижения в том, что люди на замещение реально настроены и начали работать. Причем и люди, отвечающие за импортозамещение, и люди, предлагающие отечественные решения. И вот тут выяснилось, что к импортозамещению надо подходить весьма аккуратно. Где-то переход понятен, где-то до сих пор переходить не на что. Одно из реальных достижений состоит в том, что сейчас, после практических упражнений, стало понятно, что и где нам надо делать свое» — отмечает представитель «Аладдин Р.Д.».

Александр Назаров, директор по продажам СЭД ТЕЗИС компании Haulmont, полагает, что множество организаций только благодаря тренду на импортозамещение начали всерьез рассматривать российское программное обеспечение на ряду с зарубежным. «При этом они обнаружили, что во многих сферах, в частности, на рынке систем электронного документооборота, существуют качественные российские решения, не уступающие зарубежным аналогам по функциональности и общей совокупности параметров. Из-за повышения внимания к российскому ПО отрасль оживилась, стали появляться новые компании и продукты, развиваться новые технологии» — рассказывает он.

По мнению Галины Ахмеровой, заместителя генерального директора по коммерции и развитию бизнеса компании «БАРС Груп», импортозамещение имеет сегодня именно инфраструктурные достижения. Постепенно создается новый ИТ-ландшафт: госсектор уже закупает для нужд страны собственные решения, несколько лет функционирует реестр отечественного ПО, правительство создает условия для развития технологий с помощью нового кадрового резерва, образовательных программ и постоянного диалога с бизнесом и т.д. Все это ведет к созданию самодостаточного рынка инноваций, считает она. «Сегодня ИТ-импортозамещение естественно рассматривать в разрезе «Цифровой экономики», так как они взаимозависимы и являются опорными точками друг для друга. Программа нацелена на создание конкурентного отечественного рынка ИТ-продуктов. Логично, что в бизнес-процессах российских компаний и корпораций, преобладание отечественного ПО и впоследствии полный переход на него – это один из показателей успешной реализации программы» — отмечает Галина Ахмерова.

Генеральный директор «Диджитал Дизайн» Дмитрий Лившиц, считает, что главное достижение политики импортозамещения заключается в создании почвы и необходимых условий для этого процесса. В то же время, он полагает, что нельзя измерить успех программы импортозамещения количеством осуществленных внедрений. Отдельные успешные проекты, не будут являться репрезентативной выборкой, отмечает он. «В какой момент ситуация изменится? Когда госорганам и госкомпаниям будет сказано, что обратной дороги нет. Сейчас каждый из них понимает, что любой проект по замещению иностранного софта отечественным аналогом связан с определенными рисками. И лишь единицы готовы стать первопроходцами», — полагает Дмитрий Лившиц.

2. Снижение доли зарубежных ИТ-решений

Снижение доли зарубежных решений в текущих и перспективных ИТ-проектах уже заметно для отечественных ИТ-компаний. Так, Екатерина Медведева, специалист по стратегическому маркетингу «АстроСофт», приводит данные, согласно которым на момент старта импортозамещающей политики доля импорта в российской ИТ-отрасли оценивалась в 75%, а по некоторым категориям решений доходила до 90%. Сейчас же происходит движение в сторону ее снижения, отмечает она.

«Сложившаяся политико-экономическая обстановка и распоряжения правительства вынудили многих сотрудников государственных корпораций и ведомств стать первопроходцами на тернистом пути освоения российских программ. Российские разработчики получили возможность снимать обратную связь с реальных пользователей зачастую еще сырого продукта вместо устоявшейся привычки ориентироваться на представление о потребностях потенциальных пользователей, во многих случаях не очень близкое к реальности. Соответственно, продукты развиваются в соответствии с пожеланиями реальных пользователей, устраняются обнаруженные ими ошибки, что, в итоге, позволяет создать действительно востребованный рынком, а значит коммерчески успешный, продукт. Крупным зарубежным ИТ-производителям гораздо сложнее подстраиваться под потребности российских пользователей» — объясняет Екатерина Медведева.

Александр Семенов, президент ГК «Корус Консалтинг», считает, что уже очевидна неизбежность процесса импортозамещения. «Государство действительно предпринимает существенные организационные шаги для того, чтобы этот процесс продолжался. За последние два года мы видим многие проекты, которые ранее скорее всего достались бы иностранным поставщикам, а сейчас реализуются на российских решениях. Иностранные ИТ-компании стали получать гораздо меньше денег на российском рынке, а отечественные поставщики – больше, и на мой взгляд, это главное достижение процесса ИТ-импортозамещения в стране» — говорит он.

По словам Антона Малькова, члена правления корпорации «Галактика», спустя несколько лет после старта курса на импортозамещение, наконец, многие компании перешли от слов к делу: стартовали крупные корпоративные проекты на российских платформах, ряд компаний анонсировали переход с западных систем. При этом к практической реализации замены западного ПО приступили как госсектор и компании с государственным участием. «Важно отметить, что процесс импортозамещения является не быстрым и должен быть обоснован не только с политической, но с технологической и экономической точек зрения. Сейчас заказчики стали полноценно анализировать и сравнивать отечественные платформы с западными, и поверили в российские решения, которые продемонстрировали свою конкурентоспособность по функциональным характеристикам и по параметрам производительности» — отмечает Антон Мальков.

Владимир Рябчиков, генеральный директор НЦПР, считает, что с формальной точки зрения объективная оценка достижений процесса ИТ-импортозамещения может быть получена только путем проверки результатов выполнения Плана перехода на использование отечественного программного обеспечения, утвержденного в 2016-ом году Распоряжением Правительства РФ. С неформальной же точки зрения, по субъективной оценке НЦПР, к главным достижениям процесса ИТ-импортозамещения можно отнести увеличение доли отечественного и особенно доли так называемого свободного программного обеспечения в текущих и перспективных проектах информатизации, существенное повышение интереса к такому программному обеспечению со стороны потребителей, разработчиков и всего ИТ-сообщества, выражающиеся в росте количества соответствующих публикаций и выступлений на различных профильных мероприятиях.

3. Реестр российского ПО

По состоянию на начало 2018 года официальный Реестр российского ПО содержит уже более 4 тыс. программ, устойчивых к зарубежным санкциям, напоминает Владимир Рубанов, управляющий директор «Росплатформы». По его словам, многие из них — настоящие продукты мирового уровня, успешно внедренные в системах федерального значения и укрепляющие цифровой суверенитет страны.

По мнению Юрия Вострикова, коммерческого директора «Норбит» (группа компаний «Ланит»), такое наполнение реестра заставило госзаказчиков обратить еще большее внимание на решения российских разработчиков, что, в свою очередь, способствовало росту доли внедрений отечественных продуктов в госструктурах и компаниях с государственным участием.

4. Рост количества стратегических партнерств

Еще одним результатом курса на импортозамещение стал рост количества стратегических партнерств, например, между разработчиками программных и аппаратных решений для совместного создания и вывода на рынок готового комплексного продукта без зарубежных компонентов или с их минимальным использованием.

«Это способствует становлению экосистемы для обмена знаниями и технологиями на национальном уровне, открываются новые возможности для создания прорывных решений и коммерчески успешных продуктов в результате слияния технологий и идей различных компаний» — считает Екатерина Медведева, специалист по стратегическому маркетингу «АстроСофт».

5. Продвижение российских технологий в образовании

Востребованность отечественных ИТ-решений способствует более активному продвижению российских технологий в образовательную сферу. Вузы запускают пилотные программы по обучению студентов работе с российскими ИТ-продуктами, что позволяет готовить квалифицированных специалистов со свежим взглядом на ИТ-сферу и навыками работы с ее новыми представителями.

«Например, в Петрозаводском государственном университете готовится образовательный пилотный курс по обучению студентов работе с новыми отечественными технологиями: операционной системой МАКС и оборудованием АО «ПКК Миландр». Это способствует формированию альтернативного взгляда на западные решения и навыков работы с российским оборудованием и ПО» — приводит пример Екатерина Медведева из «АстроСофт».

6. ИТ в приоритете государства

Дмитрий Ведев, директор по маркетингу ГК «АйТи» отмечает, что долгое время ИТ-индустрия (за исключением, может быть, национальных интернет-проектов) была не в приоритете государства. Считалось, что не нужно изобретать велосипед, надо взять международные (западные) платформы (ОС, СУБД и пр.) и делать на их основе прикладные системы самостоятельно или просто взять западные приложения. События последних лет показали, что отсутствие собственных «технологических стеков» делают экономику и безопасность страны крайне уязвимыми. «Сегодня ситуация изменилась — приняты решения по льготам для ИТ-компаний, поддерживается экспортная деятельность, отечественные ИТ получают преференции в госзакупках, формируются национальные программы, активно затрагивающие ИТ-отрасль, инвестируются ряд приоритетных направлений. Это крайне важно для отрасли, хотя, конечно, ждать очень скорой отдачи и достижения полной «ИТ-независимости» за пару лет невозможно. Процессы формирования конкурентоспособной отрасли в высоких технологиях долгие — лет 10 минимум. Посмотрите на опыт того же Китая! Но при поддержке и развитии принятых направлений госполитики, я уверен, мы сможем много добиться» — полагает эксперт.

7. Практический опыт замены западного ПО на отечественное

Важным результатом политики импортозамещения становится опыт, который компании получают от миграции с зарубежных ИТ-систем на российские.

Вадим Ипатов, заместитель генерального директора по развитию бизнеса компании «Интертраст», называет этот опыт главным достижением процесса ИТ-импортозамещения. «Если в прошлые годы вопрос импортозамещения в ИТ носил сугубо теоретический характер, то сегодня можно наблюдать реальные проекты перехода, разработаны дорожные карты технологии перехода, позволяющие осуществлять его эффективнее, с меньшими рисками» — говорит он.

8. Новые инвестиции

По мнению Дмитрия Горелова, коммерческого директора компании «Актив», главным достижением процесса ИТ-импортозамещения являются новые инвестиции, пришедшие в отрасль. «Российские высокотехнологические компании перестали опасаться реинвестировать свои доходы в развитие. И государство, и частный бизнес вкладывают значительные средства в российских разработчиков. Открываются новые рынки, все больше высококвалифицированных российских программистов и инженеров делают проекты, ориентированные именно на отечественный рынок. Информационные технологии становятся привлекательным, высоколиквидным бизнесом» — поясняет он.

9. Рост независимости российских компаний от иностранных поставщиков

Несмотря на все сложности миграции, ряд экспертов считают, что благодаря импортозамещению возросла независимость российских компаний от иностранных поставщиков программного обеспечения. Как отмечает Александр Бабошин, заместитель руководителя ИТ-департамента «Российского аукционного дома», российский бизнес не пострадает в случае новых санкций или введения каких-либо других ограничений по сотрудничеству иностранных производителей и российских клиентов, поскольку в основе многих российских продуктов лежит открытое программное обеспечение. «Например, система ТЕЗИС, которую мы используем для автоматизации документооборота, создана с использованием платформы CUBA, которая является открытым программным обеспечением» — поясняет он.

Достижения видны не всем

Далеко не все представители отечественного ИТ-рынка фиксируют какие-либо серьезные достижения политики импортозамещения.

К примеру, Кирилл Куницын, заместитель генерального директора компании «Ланит-Интеграция» (группа компаний «Ланит»), пока не видит реальных достижений импортозамещения, которыми можно было бы гордится и которые бы превосходили импортные аналоги или хотя бы равнялись им. «Мне могут напомнить об успешных компаниях на рынке программного обеспечения, в первую очередь, это – 1С, Касперский, ABBYY. Но они были успешны и до начала импортозамещения и их успех не связан с этим процессом. Сейчас мне больше всего импонирует направление, в котором движется компания «Т-Платформы», в том числе все, что связано с процессорами «Байкал», и компания «Новые облачные технологии» с программным продуктом «МойОфис», — поясняет эксперт.

Игорь Чижевский, заместитель руководителя департамента ФГБУ НИИ «Восход», считает, что прошло достаточно мало времени с момента появления моды на импортозамещение в ИТ-сфере, и с начала реальных работ в данном направлении, чтобы судить о достижениях.

Дмитрий Лившиц, генеральный директор «Диджитал Дизайн», напоминает о частном российском бизнесе, где импортозамещения просто нет. «Бизнес ориентируется на снижение расходов и повышение эффективности. Если заказчик понимает, что он сможет получить адекватное решение, которое к тому же еще и дешевле иностранного, то тогда он будет готов рассмотреть его. Итог всегда один — выбирается наиболее эффективное решение» — заключает эксперт.

Примерно об этом же говорит и Максим Богданов, генеральный директор ГК «Аскон». По его словам, импортозамещение в сфере ИТ перешло в рыночную плоскость. В реальности полноценная замена импортных продуктов происходит только тогда, когда это обусловлено экономически. Можно искать пути обхода законов и санкций, а можно подойти к имеющимся ограничениям как к рыночным. Оказавшись невольно в ситуации выбора (например, пришло время обновлять версии ПО или в случае с теми же санкциями), предприятие может объективно оценить продукты, по-честному сравнить функционал, цену и сделать выбор в пользу отечественного ПО. «Для такого предприятия политический фактор импортозамещения становится всего лишь импульсом пересмотреть качество своих внутренних процессов, отказаться от «моды» на импортное в пользу рационального бизнес-подхода» — отмечает Максим Богданов.

Леонид Коковин, директор управления по работе с региональными органами власти Softline, предполагает, что главные достижения процесса импортозамещения еще впереди. «Мы разрабатываем комплексный формат лицензирования, который поможет заказчикам комфортнее переходить на отечественный софт. Планируем анонсировать его уже в конце весны. О деталях пока не буду говорить, пусть это будет небольшой интригой» — поделился планами представитель Softline.

Что ждет российский ИТ-рынок в результате усиления тренда импортозамещения

Большинство экспертов, опрошенных TAdviser, сходятся во мнении, что тренд импортозамещения в ближайшие годы будет только усиливаться. Процесс запущен и останавливать его уже никто не планирует. Несмотря на то, что этот курс пока затрагивает по большому счету только госсектор и компании с госучастием, коммерческие организации также в скором времени могут подтянуться, полагают участники отечественного ИТ-рынка.

Немаловажным фактором все большего проникновения идей импортозамещения станет и накопление опыта по миграции с зарубежных проприетарных решений на российские аналоги или продукты из категории open source.

Владимир Рубанов, управляющий директор «Росплатформа», говорит об однозначном усилении тренда как с точки зрения ужесточения нормативного регулирования, так и с точки зрения руководителей организаций, успешно преодолевающих инерцию и сложившиеся стереотипы по безальтернативному использованию известных зарубежных решений. В ближайшие 3 года тренд будет только усиливаться по мере накопления числа успешных примеров перехода на российские технологии, уверен он.

Юрий Востриков, коммерческий директор «Норбит» (группа компаний «Ланит»), полагает, что в ближайшее время мы увидим равномерное усиление тренда импортозамещения, поскольку государство намерено далее поддерживать российские компании, работающие в области разработки и внедрения ИТ. «Кроме того, в ближайшие годы на российское ПО станут переходить многие коммерческие организации. Уже сейчас на рынке существуют отечественные решения, более адаптивные к потребностям российского бизнеса и способные составить достойную конкуренцию зарубежному ПО» — отмечает он.

Алексей Выскребенцев, эксперт по развитию продуктов компании «Форсайт», считает, что отказаться от реализации политики импортозамещения уже невозможно: процесс действительно пошел, хотя и не так быстро, как хотелось бы. «Предпосылки для развития тренда есть: законодательство на стороне российских разработчиков, есть искреннее желание перейти на российские продукты со стороны многих заказчиков, хотя конечно все очень осторожно к этому подходят. Считаю, что в ближайшие три года мы будем наблюдать медленное, но верное усиление тренда, — говорит Алексей Выскребенцев. — Процесс перехода на новое ПО никогда не был быстрым, поэтому давайте будем реалистами: там, где это действительно возможно на данный момент времени, российское ПО будет внедряться и активно использоваться. Но это возможно далеко не везде».

Об усилении тренда говорит и Екатерина Медведева, специалист по стратегическому маркетингу «АстроСофт». Она напоминает, что в Едином реестре российских программ, созданном в январе 2016 года, спустя полгода было зарегистрировано порядка 1000 решений, однако уже через 2 года их число возросло уже до 4200, и реестр регулярно пополняется. При этом, во многих заново создаваемых российских ИТ-системах теперь изначально закладывается необходимость использования ПО из реестра. «Создание новых решений требует значительных временных затрат, как правило, не меньше 2-3 лет, поэтому в ближайшие 3 года мы сможем наблюдать рост российской ИТ-индустрии и усиление импортозамещения за счет продуктов, которые вошли в стадию активной разработки после интенсификации политики импортозамещения, то есть в 2016-2017 гг. Начнет сокращаться технологический разрыв с иностранными конкурентами, — полагает Екатерина Медведева. — О полном импортозамещении программной и аппаратной составляющих речи не идет, поскольку их производство в России по многим категориям отсутствует или находится в зачаточном состоянии, очень далеком от конкурентоспособности с зарубежными аналогами. У нас нет ресурсов, чтобы хвататься за все и сразу. Пока надо сфокусироваться на нескольких направлениях ИТ-рынка, в том числе на сравнительно новых, где разрыв с Западом исторически еще не такой большой – например, на интернете вещей и Big Data — и вплотную заниматься развитием коммерчески успешных продуктов в них. Тогда через 3 года мы сможем заместить до 30% российского импорта ИТ-продукции».

Президент ГК «Корус Консалтинг» Александр Семенов прогнозирует, что в ближайшие три года тенденция импортозамещения будет еще больше, а благодаря деньгам, потраченным на развитие и поддержку российского программного обеспечения, будут созданы решения, функционально превосходящие то, что есть сейчас. При этом, процесс замещения иностранных решений будет поддерживаться не только спросом со стороны клиентов, но и предложением со стороны ИТ-компаний, которые будут активно инвестировать в развитие собственных новых ИТ-продуктов и сервисов. В частности, в «Корус Консалтинг» практически в каждом из направлений есть планы по созданию собственных программных продуктов.

Владимир Рябчиков, генеральный директор НЦПР, связывает усиление тенденции с вводимыми вендорами иностранных программных продуктов санкционными ограничениями, а также с развитием и совершенствованием отечественного законодательства в области защиты информации, в частности персональных данных и критической информационной инфраструктуры.

Иван Исаков, исполнительный директор «Неолант-сервис», считает, что движение в сторону импортозамещения становится осознанным и добровольным: «Думаю, что в ближайшие 3 года заказчики будут все больше подходить к вопросу импортозамещения не как к директиве, а как к возможности сокращения своих затрат и повышения эффективности деятельности организации в целом. В сфере технологий можно уверенно прогнозировать, во-первых, развитие отечественных САПР/BIM/PLM — решений, в связи с чем произойдет вытеснение западного ПО. Во-вторых, появится не одно отечественное инновационное решение в сфере искусственного интеллекта и технологий распознавания. В-третьих, очевидно развитие российских систем управления данными, в т.ч. систем документооборота».

Сергей Курьянов, директор по стратегическому маркетингу «ДоксВижн», отмечая усиление тренда, говорит, что цели, которые ставятся перед отраслью, становятся все ближе к реальности, одновременно усиливается нажим на заказчиков ИТ. По его мнению, ко всем пришло понимание того, что переход на отечественное — это не уменьшение расходов, а их увеличение, в том числе, расходов бюджета. «В ближайшие 3 года бОльшая часть госзаказчиков сделает практические шаги по импортозамещению своих ИТ, появятся типовые наработанные подходы и типовые решения. Государственная программа «Цифровая экономика» может стать реальным локомотивом развития отрасли, а не просто средством заменить «чужое на свое» — отмечает эксперт.

По словам Вадима Ипатова, заместителя генерального директора по развитию бизнеса компании «Интертраст», усиление тренда импортозамещения связано с требованиями Правительства РФ, которые устанавливают срок замены западных технологий на отечественные в государственных структурах до 2020 года. «Речь идет прежде всего о Распоряжении Правительства РФ от 26 июля 2016 г. № 1588-р, Постановлении правительства РФ от 23 марта 2017 г. № 325. Учитывая обязательный характер перехода для органов государственной власти и государственных внебюджетных фондов, в ближайшие несколько лет переход на отечественные решения может принять массовый характер» — полагает он.

Галина Ахмерова, заместитель генерального директора по коммерции и развитию бизнеса компании «БАРС Груп», считает, что в России процесс импортозамещения — это не просто расширение линейки собственных ИТ-продуктов, а развитие инноваций, вклад в будущие технологические тренды, с помощью которых мы сможем конкурировать с лидерами на международной арене. «В ближайшее время значительно трансформируется нормативно-правовая база. Только в весеннюю сессию Госдумы правительство РФ планирует внести более 25 законопроектов, связанных с реализацией программы цифровой экономики. Нормативное регулирование — это базис, который позволит прозрачно и открыто развиваться технологическим компаниям и предотвращать возможность монополии на внутреннем рынке» — говорит она.

Ожидают усиления тренда и в компании «Крок». «Учитывая текущую экономическую ситуацию, расширение санкций со стороны зарубежных партнеров, прежде всего, из США, а также формирование государственного бюджета и графиков госпрограмм по импортозамещению в среднем на 3 года, мы ожидаем усиления тренда. Мы продолжим помогать нашим партнерам работать в условиях импортозамещения, предлагая гибкие подходы в продвижении решений и привлекательные программы приобретения вычислительного и телекоммуникационного оборудования по модели HaaS» — говорит Иван Шумовский, руководитель направления инфраструктурных решений «Крок».

По мнению Дмитрия Ведева, директора по маркетингу ГК «АйТи», идет некоторый спад PR-ного «хайпа», но растет конструктивная деловая составляющая. «Позиция государства в области импортозамещения в ИТ четко сформулирована. Позиция зарубежных вендоров тоже абсолютно ясна – они будут жестко придерживаться старых и возможных новых санкций. Зрелость российских разработок растет, в том числе и благодаря работе с крупнейшими российскими заказчиками» — поясняет эксперт.

Не видит предпосылок отказа от импортозамещения Александр Назаров, директор по продажам СЭД ТЕЗИС компании Haulmont. Он отмечает, что тренд подкрепляется законодательными инициативами, в том числе, долгосрочными. В частности, принятая в 2017 году программа развития цифровой экономики включает в себя мероприятия по стимулированию импортозамещения, напоминает он. Первые положительные результаты действия тренда видны уже сейчас. Однако для появления большего количества конкурентоспособных российских продуктов в тех отраслях, где их не было, должно пройти еще несколько лет, считает представитель Haulmont.

По мнению Василия Бабинцева, директора по маркетингу Directum, в ближайшие три года можно ожидать, что крупные заказчики доведут до конца часть уже начатых инфраструктурных ИТ-проектов, которые были причиной откладывания проектов по импортозамещению. Завершится жизненный цикл использования ранее приобретенных западных решений, и появятся ресурсы для внедрения нового ПО — отечественного или свободно распространяемого, полагает эксперт.

Антон Мальков, член правления корпорации «Галактика», замечает усиление тренда импортозамещения на примере собственной деятельности — крупнейшие консалтинговые компании, вендоры и интеграторы выстраивают партнерские отношения с «Галактикой» с целью наращивания экспертизы и формирования независимого технологического стека отечественных решений. «Прогресс в замещении импорта обусловлен политическими, экономическими и административными факторами. Дополнительное влияние оказывают крупные примеры по переходу на отечественное ПО, успешная реализация которых становится стимулом для других компаний. Например, значительный интерес у рынка вызывает пересмотр ИТ-стратегии ПАО «Транснефть» в части управления промышленными активами и финансово-хозяйственной деятельностью с использованием решений корпорации «Галактика, — рассказывает Антон Мальков. — Также воздействие окажут новые санкции западных вендоров. Попавшим под них компаниям придется пересмотреть свою политику в области использования и развития ИТ-инфраструктуры на базе иностранного ПО и реально приступить к импортозамещению».

Помимо этого, по мнению эксперта корпорации «Галактика», усилит импортозамещение централизация закупок офисного и бухгалтерского ПО, а также программных продуктов для обеспечения информационной безопасности, решение о которой было принято в начале февраля 2018 года. «В целом, появляется все больше нормативных документов, которые регламентируют переход на отечественное ПО, вводятся индикаторы эффективности перехода для госорганов. В 2018 году появились в открытом доступе планы-графики перехода на отечественное офисное ПО Минздрава, Минкультуры, Минэнерго, Минтранса, ФНС, Управления делами Президента Российской Федерации, Минприроды, Росгвардии, Роскомнадзора, Министерства по делам Северного Кавказа. В числе ранее опубликовавших свои планы — Федеральное казначейство, Росимущество, Федеральная служба судебных приставов, Роспотребнадзор, Федеральная служба исполнения наказаний, Федеральное агентство по государственным резервам, Роструд и другие» — рассказывает Мальков.

Александр Бабошин, заместитель руководителя ИТ-департамента «Российского аукционного дома», фиксирует усиление тренда на импортозамещение и рост спроса на российские продукты. «Это происходит, поскольку для государственных структур существует законодательное требование о закупке отечественного ПО. Коммерческие компании тоже все чаще выбирают российских производителей, поскольку их решения становятся все более конкурентоспособными. Во многих сферах и до появления политики импортозамещения существовали российские решения, превосходящие зарубежные или сравнимые с ними, но эта инициатива мотивировала компании присмотреться к ним».

Алексей Сабанов, заместитель генерального директора «Аладдин Р.Д.», отмечает, что говорить об импортозамещении стали меньше, а делать – больше. Поэтому тренд – положительный, но без главенствующей роли государства в импортозамещении никак не обойтись, и эту роль нельзя приуменьшить. «На замещение нужны огромные средства — частный капитал не хочет вкладывать деньги надолго, гораздо проще заработать в быстрых проектах. Поэтому без активной позиции государства, в том числе, по привлечению частного капитала, процесс импортозамещения местами может угаснуть. Ну и конечно, импортозамещение на отдельном предприятии или однородной отрасли требует детального планирования и постоянной работы, в том числе значительных проектных усилий на всех этапах замещения. Здесь, как в шахматах, важны последовательность ходов и анализ на много ходов вперед» — говорит Сабанов.

Несмотря на позитивные ожидания большинства экспертов от перспектив импортозамещения, ряд специалистов занимают более сдержанную позицию в этом вопросе.

Так, Дмитрий Лившиц, генеральный директор «Диджитал Дизайн», отвечая на вопрос усилится или ослабится импортозамещение, отметил, что все будет зависеть от того, как завершится 2018 год. «Сейчас вступают в силу нормативные акты, по которым должны быть предприняты конкретные шаги до конца 2018 года. Перед органами государственной исполнительной власти поставлены вполне конкретные KPI, как должен выглядеть ИТ-ландшафт госучреждений к концу 2018 года. Если те, кто не выполнят требования законодательства, понесут наказание, то тогда тренд импортозамещения пойдет по восходящей. Если же наказания не последует — тренд сойдет на нет» — считает он.

Кирилл Куницын, заместитель генерального директора компании «Ланит-Интеграция» (группа компаний «Ланит»), нынешний этап называет пробуксовкой. «На старте программы импортозамещения ожидания были явно завышены, и они не оправдались. Сейчас и правительство, и производители хотят повысить эффективность процесса замещения иностранных продуктов отечественными. Во второй половине 2017 года увеличилось число запросов от корпоративных заказчиков на проекты с элементами импортозамещения, и это внушает оптимизм. Очень надеюсь, что в этом году этот тренд будет более ощутим на рынке» — говорит Кирилл Куницын.

В то же время, по мнению Андрея Терехова, профессора, генерального директора компании «Ланит-Терком» (группа компаний «Ланит»), чтобы тренд не угас нужны видимые и ощутимые результаты, причем не в каких-то важных, но мелких поделках, а в крупных весомых проектах, включая отечественные инструментальные средства.

Максим Богданов, генеральный директор ГК «Аскон», рассказывает, что его компания второй год отслеживает динамику представления отечественных и зарубежных вендоров в тендерах (в разрезе инженерного ПО). «Да, это не все закупки, но статистика по сопоставимой методике дает наглядную картину: объем закупок зарубежного инженерного ПО в 2017 году вырос на 15%. Закупки отечественного инженерного ПО росли существенно медленнее. Как можно оценить эти результаты? О чем они говорят? Об ослаблении тренда или о каких-либо изменениях в спросе на ПО» — задается он вопросом.

«С одной стороны, промышленность, рынок тоже привыкли к импортозамещению как фактору воздействия на бизнес, научились его учитывать в своем развитии. В ближайшие годы внешние условия вряд ли смягчатся, и импортозамещение останется постоянно действующим фактором влияния на бизнес. С другой стороны, мы видим, что спрос на инженерное ПО стал более профессиональным, вопрос моды или покупки с «большим походом», то есть не считая средств, стал меньше влиять на процесс выбора ИТ-решений. Так что предприятия, которые столкнутся с необходимостью замены устаревшего ПО или потребностью искать способы оптимизации, повышения эффективности своего бизнеса за счет технологий, будут рассматривать отечественные ИТ-решения в качестве альтернативы. У отечественных разработчиков есть возможность изменить расклад сил в своих сегментах ИТ-рынка. Но для этого необходимо вести серьезную работу по развитию отечественных технологий и решений. Так, например, получив сигнал об интересе государства к импортозамещению в начале 2014 года, мы вместе с коллегами по отрасли сформировали консорциум разработчиков инженерного ПО (компании АСКОН, ADEM, Эремекс, НТЦ «АПМ», Тесис), выработали стратегию отечественного комплекса PLM и стали развивать его на основе собственных ресурсов. Для нас импортозамещение оказалось поводом консолидироваться и создавать отечественное сквозное PLM-решение» — рассказал Максим Богданов.

Дмитрий Клебанов, директор по развитию «ВИСТ Групп», замечает, что в компаниях, относящихся к горнодобывающей промышленности, тренд импортозамещения не сильно заметен. «Мы имеем за плечами опыт более 70 крупных внедрений собственных разработок и технологий на горнопромышленных предприятиях. К сожалению, мы нередко сталкиваемся с ситуацией недоверия к российскому ПО. В настоящее время российское законодательство не создает дополнительных преференций тем горнодобывающим компаниям, которые внедряют отечественные ИТ решения. Таким образом, на стадии выбора топ-менеджмент российских компаний часто принимает решение о приобретении зарубежного ПО. Это связано, в том числе, с большим количеством широко известных по всему миру внедрений, в то время как об успешных кейсах российского ПО и технологий известно значительно меньше широкой аудитории мировой горнодобывающей промышленности» — говорит он.

«С нашей точки зрения, решением данной проблемы является создание на базе действующих горнодобывающих предприятий (или других промышленных предприятий) опытных полигонов для тестирования инновационных технологий с целью демонстрации преимуществ отечественных решений. Так, например, совсем недавно наша система «Интеллектуальный карьер» в виде карьерного самосвала с роботизированным беспилотным управлением Vist Robotics прошла успешные тесты на одном из испытательных полигонов в Марокко, а также предприятии ЕВРАЗ НТМК. Чем больше подобных кейсов будет проводиться, тем большее доверие будут приобретать отечественные ИТ решения не только на российском, но и на мировом рынке», — уверен Дмитрий Клебанов.